Происхождение

Существует две точки зрения на происхождение эмоций, одна акцентирует роль чувств и ощущений, другая – мыслей и познавательных процессов. Такое различие в подходах возникло еще во времена Аристотеля, писавшего что «физик определил бы страсти души иначе, чем диалектик; последний определил бы, например, гнев как желание отплачивать болью за причиненную боль . в то время как физик определил бы его как кипение крови или теплого вещества, окружающего сердце» (О душе). Оба подхода находят отражение в нашем обыденном опыте и установках. Философские и психологические теории развивают как одну, так и другую точку зрения на эмоции; так, ряд теорий рассматривают эмоции преимущественно как чувства, а мысли и мнения лишь как случайно сопутствующие им. Признать, что мысли лежат в основе эмоций, означало бы сказать, например, что наиболее существенное в гневе – это мысль о причиненном вреде (и соответственно, по Аристотелю, желание «отплатить» болью), и без этой мысли состояние человека (независимо от того, каковы при этом его ощущения) не может быть «гневом». Тем не менее очевидно, что разные эмоции сопряжены и с разными мыслями. Это происходит частично потому, что эмоции (в отличие, например, от головной боли) на что-то направлены; они имеют объект – обычно тот, что оказался причиной эмоции. Трудно любить, ненавидеть или горевать, не направив эти чувства на кого-то или на что-то (из этого, однако, не следует, что мы всегда правы в своих предположениях относительно источника и объекта наших эмоций.) Мысли играют решающую роль в определении не только направленности той или иной эмоции, но и самого ее типа. Они делают каждую эмоцию именно тем, что она есть. Сожаление, раскаяние, стыд, смущение и множество других сходных состояний могут переживаться одинаково, но связаны с разными представлениями о том, что было неверно, какова наша возможная ответственность за происшедшее, что о нас подумают другие и т.п. Один из способов проанализировать соотношения между мыслью, эмоцией и ощущением – это обратиться к способам выражения эмоций.

Существует и другое мнение. Американский психолог и философ У.Джемс сводит эмоции к их физиологическому выражению: «Наш естественный ход рассуждения об . эмоциях таков: восприятие какого-либо факта возбуждает психическое состояние, называемое эмоцией; это состояние сознания стимулирует некое телесное выражение. Моя теория, напротив, утверждает, что телесные изменения следуют непосредственно за взволновавшим нас фактом, а наше ощущение происходящих изменений, и есть эмоция. … Мы ощущаем печаль оттого, что плачем, ярость оттого, что деремся, страх оттого, что дрожим, но не наоборот – мы плачем, сражаемся или дрожим оттого, что боимся, печалимся или гневаемся».

Но подход Джемса, учитывающий только физиологию, не объясняет, как могут возникать эмоции, когда они не имеют внешнего выражения – как, например, мы можем испытывать печаль без плача. Более того, общеизвестно, что одно и то же физиологическое состояние бывает связано с разными эмоциями: могут быть слезы радости и слезы печали, однако физиологическая основа этих слез одинакова.

Достоинство подхода Джемса заключается в том, что он связал эмоцию с ощущением. Но наличие такого разнообразия реакций нашего физиологического аппарата, какое необходимо для обеспечения всего разнообразия эмоциональных состояний, представляется неправдоподобным (должны ли эмоции стыда, смущения, вины, сожаления, угрызений совести иметь разные физиологические корреляты?). Кроме того, физиология не может обусловить все дополнительные различия в эмоциональных состояниях, связанные с особенностями разных культур и сообществ. Проблема не в том, что между эмоциями нет физиологических различий, а в том, что они недостаточны для установления тонких (и даже не столь тонких) различий между эмоциональными состояниями. Нейрофизиологические механизмы эмоций – природное достояние нашего вида, однако формы специфических эмоций зависят от культурных и социальных установок.


Жесты “рука – лицо”
Ладони наших рук превосходно приспособлены и для того, чтобы прикрывать лицо. Во многих жестах “рука – лицо” присутствует желание что-нибудь скрыть. Если кто-то смеется “в ладошку”, это значит, что он не хочет, чтобы смех заметили. Лицо закрывают при чувстве смущения, либо стыда или же когда хотят демонстрировать свою реакцию, либо нужн ...

Психокоррекционные формы работы с подростками из депривированных семей
Психокоррекционная работа с подростками из семей "социального риска" имела следующие особенности: ·  Психокоррекционная работа проводилась в режиме тренинговых занятий, поэтому специалист должен был владеть тренинговыми приемами и иметь навыки работы с группой в психокоррекционном режиме;  упражнения и игры, ...

Особенности личности больных с хроническими заболеваниями с различной степенью адаптации
Сначала рассмотрим особенности самосознания испытуемых экспериментальных групп. Группа A (высокий уровень адаптации) Результаты, полученные с помощью шкалы «Самоприятие» показали, что большинство испытуемых данной группы имеют высокий и средний уровень самоприятия (33%). У испытуемых группы A низких показателей по шкале «Самоприятие» ...